Как рассказать… [Текст]: книга для школьного и семейного чтения/ Б.П. Екимов – Волгоград: Издатель, 2018. – 688 с.: ил.

Помнится, пару лет назад младшие сыновья докучали мне вопросами и разговорами о чёрной дыре. Они никак не могли представить, как это она может поглощать свет, который в их понимании неуничтожим. «К сожалению, – отвечал я, – тьма и в самом деле поглощает свет».      Более того, чёрная дыра появилась и в нашей культуре, и жизни вообще. Её непроглядный мрак расползается ядовитым туманом от средств массовой информации, литературы, живописи. Такое ощущение, что человека перестало волновать что-либо, кроме сообщений о чьей-то гибели, об убийствах, бедствиях… Великий Дар Слова, призванный преображать человека, масс-медийное и культурное пространство опустило до рядовой чернухи, призвало обслуживать человеческие страсти. Прислушаешься, присмотришься – куда бежать от этого мрака, от вечнозелёных деревянных сериалов и романов про ментов и бандитов, заполнивших всю нашу сценарно-сюжетную парадигму? Как эта тема ещё не вползла в поэзию – остаётся только удивляться.

И вот в то самое время, когда мои сыновья в который уже раз просматривали на Ютубе очередной сюжет о чёрной дыре, в ответ на мою просьбу сделать кое-какие критические замечания по поводу моего нового рассказа под названием «Живый в помощи» Николай Фёдорович Иванов, тогда ещё не председатель Союза писателей, посоветовал: «Под таким же названием есть уже повесть Валерия Николаева и рассказ Екимова, так что название стоит поменять, чтобы не проводить ненужных параллелей». Из любопытства решил прочесть рассказ Екимова и по его прочтении понял, что существуют, оказывается, и белые дыры, поглощающие тьму. А некоторое время спустя в руки мне попался уже сборник рассказов и повестей Бориса Петровича Екимова, составленный на основании выбора учеников и учителей волгоградских школ.

Такой живой интерес к творчеству писателя-деревенщика со стороны современных детей, признаться, весьма удивил. А ведь мне уже стало казаться, что наступил зомби-апокалипсис. И немудрено: стоит выйти на улицу – обязательно увидишь странных существ, которые, не замечая ничего вокруг себя, шагают под автомобили на дорогах, сбивают прохожих, падают в ямы, ломают головой встречные столбы, и, поднявшись, снова движутся в неизвестном направлении, не отрывая глаз от телефона в руке. По всей вероятности, светящийся экран гаджета указывает им путь и подпитывает жизненной силой. Зомби множатся с геометрической прогрессией, заражая и стар и млад. Однако такому заражению, как выяснилось, способны сопротивляться не только взрослые, но и дети. Чувство самосохранения подсказало им противоядие – в хорошей литературе, формирующей отторжение зомби-культуры. Понимание этого пришло ко мне после знакомства с творчеством всё тех же волгоградских учеников, активно откликнувшихся на конкурс рисунка на тему произведений Бориса Петровича Екимова. При рассмотрении этих работ приходит понимание, что дети, в отличие от нас, взрослых, и вопреки агрессивной промывке мозгов псевдокультурой псевдоцивилизованного Запада и Америки, ещё сохраняют заложенную при рождении жажду света и чистоты, стремление к подлинной красоте.

И как этот иной, уводящий от тьмы мир создаёт Екимов – достойно изучения. Несмотря на некоторые недостатки с организацией сюжета, такие как тематическое однообразие и недостаточная динамика развития действия – идущий от его произведений свет затмевает их, как солнце скрывает от невооружённого глаза свои тёмные пятна. И вообще, стоит подумать о творчестве Екимова, как тут же в голове возникает слово «свет». И создаётся он благодаря твёрдости автора, который не опускается до запросов читателя, а, напротив, поднимает его из фэнтезийного и прочего подобного развлекалово-литературного болота. Не боясь быть несовременным, он открывает более молодым поколениям путь обретения гармонии через возврат к подзабытым традициям, через налаживание связи с природой и более бережное отношение друг к другу, через труд и память о предках. В этом он видит основу очеловечения общества, основу добра, мира и простого человеческого счастья и этим привлекает к своему творчеству юного читателя.

А детям в век дефицита добра так не хватает соучастия, со-единения, со-бытиЯ. Родители спешат, бегут – заработать, обеспечить материально, забывая, что не хлебом единым жив человек. Тяготу одиночества позволяет прочувствовать рассказ Екимова «Говори, мама, говори…» Рефреном звучат слова: «Не успеешь опомниться, а уже свет потух, коробочка смолкла». Автор не случайно акцентирует внимание на мобильном телефоне. Здесь он становится своеобразной лакмусовой бумажкой этого одиночества, а возможно, и его причиной. Кто знает, может быть, дочка, живущая в райцентре, и чаще навещала бы мать, не будь у той мобильника. И пусть рассказ незамысловатый и без интриги, и пусть судьба героини непримечательна, но такие произведения необходимы – как набат, не позволяющий забыть о любви к ближнему, о долге перед родными.

Зато тонкий психологизм обнаруживается в рассказе «Как рассказать…» Как просто и ненавязчиво сказано о главном в жизни – о человечности, о добре как залоге этой самой человечности. Главный герой – обычный скромный рабочий, который уже несколько лет втайне от семьи и знакомых приезжает из Москвы на две недели в глухую станицу вроде как на рыбалку. На самом же деле главной целью его является бескорыстная помощь одинокой старушке – поправить забор, подлатать крышу, вскопать огород и сделать кучу небольших дел по хозяйству. Незаметная, сокрытая и от других, и от собственного осознания святость главного героя не только воспитывает нас, читателей, заново открывая подзабытые жизненные ориентиры, но и обнажает корни русских военных побед, – в любви к ближнему. Только такая святая любовь, как в рассказе «Как рассказать…», способна привести человека к высшему идеалу бытия, сформулированному в пословице: «Нет большей чести, чем положить живот свой за други своя».

Тема любви вообще является лейтмотивом всей книги Екимова, этакой белой дырой, противостоящей действию чёрной. И как не почувствовать её силы после рассказа «Лёгкая рука», где доброта пожилой хозяйки преображает и мир вокруг? Меняется даже хищная природа её домашней кошки, которая спасает от смерти цыплёнка, отогревая его собственным телом. А в «Ночи исцеления» чуткость внука внезапно открывает возможность излечения бабушки от преследующих её во снах кошмарах. И выясняется, что никакое время не в состоянии уничтожить в ребёнке заложенную в него изначально программу человечности, если только проявлять по отношению к нему чуткость, подобную той, как в поведении учителя с учениками из рассказа «Человек в шляпе» или бабушки с дедушкой – с внуком в «Охоте на хозяина».

«Человек в шляпе» интересен юному поколению ещё и тем, что через его призму можно увидеть жизнь своих предков, услышать отголосок послевоенного лихолетья, а главное, – сопережить им. И может быть, узнавая про то, как радовались они, будучи босоногими мальцами, жаренным на машинном масле тошнотикам из гнилой картошки, супу из крапивы, как лизали кусочек сахара, растягивая удовольствие, как падали в обмороки от голода, – иначе посмотрят и на предков, и на мир в целом.

Детям нельзя жить без ориентиров, определяющих победу добра над злом. И здесь важна сила примера, важны герои, становящиеся образцом поведения для подрастающих поколений, потому что правильные поступки пробуждают в человеке ощущение внутренней красоты, достоинства и самоуважения. Подобными героями пространство книги населено плотно, однако в данном ключе самым мотивирующим примером для детей должен служить в первую очередь поступок именно ровесника. В рассказе «Живая душа» восхищает твёрдость и решимость мальчика, прозванного родителями за упорство Бычей. В то время когда взрослые проявляют совершенное равнодушие, он спасает никому не нужного, обречённого на смерть бычка, потому что доброта, по умолчанию, должна распространяться не только на человека, но и на весь мир. В свои малые годы он уже обрёл важную для жизни мудрость, разрушающую все чёрные дыры: «И пусть он не умирает, – размышляет мальчик, неся домой несчастного бычка, – потому что живым лучше, чем мёртвым».

Живая душа здесь, конечно же, в первую очередь сам мальчик, образ которого служит созданию жизнеутверждающего пафоса произведения. А какая же жизнь может быть без мечты? Никакие тяготы, выпавшие на долю десятилетнего главного героя уже другого рассказа («Мальчик на велосипеде»), не способны разрушить его мечту взлететь в небо на самодельных крыльях. И пусть первая его попытка рискует оказаться неуспешной, мы верим, что он всё равно когда-нибудь полетит, потому что мечты воплощает упорство, а уж этого мальчику не занимать.

Символично, что проза Екимова, с характерными для неё антиподами и антитезой, своей внутренней направленностью невольно противопоставлена прозе чеховской. Если у Антона Павловича герои, в основе своей, не способные к преобразованию жизни созерцатели, то у Бориса Петровича, напротив, всё оптимистично. Его герои преодолевают, борются, созидают, творят. Их функциональная задача не отстранённо способствовать пониманию жизни читателем, как у Чехова, а поддерживать его в преодолении и себя, и трудностей.

Возможно, в этом и заключено главное достоинство творчества Екимова, потому что его текстуальный мир – мир надежды. И живущие в нём люди, и мы, читатели, верим, что сквозь любые жизненные тучи обязательно пробьются солнечные лучи, как, например, в рассказе «Старый дом», где герои, две семьи родственников, уставшие ютиться по чужим углам, совместным дружным трудом создают из купленного в рассрочку закопчённого домика скромный, но такой дорогой для себя дом, в котором и радости, и невзгоды – одни на всех.

Всё пространство рассказа наполнено невероятным душевным теплом, а ведь дети так нуждаются в подобной любви, проникающей в сознание, потому что заложенная в нас изначально жажда чистоты, даже среди всеобщего гаджетобезумия, просыпается в детях в ожидании иного счастья, иного выбора – возможно, такого, как у тёти Нюры и рассказчика, как у их родных и близких.

Читаешь про общие дела, в которых семья и сплачивалась, и время проводила не только с пользой, но и с душевной радостью, и сожалеешь, что промышленный прогресс изменил жизненный уклад, а средства массовой связи, с их развлекаловкой, отсекли эту часть жизни.

А какой отзывчивостью отличался прежде русский народ! Вот одна из многих, отображающих её сцен в книге. «Позднее другие матери, глядя на нас, стали перед Новым годом приходить к тёте Нюре, советоваться. Она всем помогала. Порой и не просили её. Помню, пришёл соседский мальчишка, он сиротою возле деда с бабкою рос. Стоит возле порога, глядит, как наряжают меня в «Богатыря». Конечно, завидно.

Тётя Нюра всё поняла, говорит:

– Давай и тебя обрядим».

И обрядила. И сколько же радости доставила мальчонке, оказавшемуся в итоге на детском празднике не просто «соседским пацаном, а каким-то восточным ханом с саблей на боку». Вот оно, душевное единение людей, которого сейчас так не хватает всему обществу, а детям – особенно! Особенно нынешним, которые недополучают заботу и тепло – большею частью из-за отмеченного выше недостатка свободного времени у родителей.

Дети особенно тонко чувствительны к беде. И чужому голоду, и нужде сопереживают. Но доброта не появляется в них сама по себе, нет! она тянется по ниточке – от предков к потомкам. Пониманию этого способствует рассказ тёти Нюры: «Это мамочка меня научила. Мамочка наша была мастерица. На людей пекла, всем угождала. А я ей помогала – с четырёх лет – возле плиты, на подставке. Мамочка меня хвалила: «Помощница, – говорит, – моя…» Она много работала, наша мамочка. Семья – большая, детей – пятеро. А ещё – по людям стирала, по ночам хлеб людям пекла».

Тётя Нюра отличалась и редкой выносливостью, такой же, как у мамы. И так же поспит, когда совсем невмоготу, минут десять сидя, – и снова трудиться! Мы снова видим преемственность поколений и эту родовую ниточку, протягивающуюся от матери к дочке. Современным детям особенно важны примеры подобных связей: они укрепляют дух и вселяют веру в человеческие силы.

Трудно поверить, что пожилому, «натруженному» писателю до сих пор удаётся рядовые картины из жизни превращать в прекрасные образы света, освежающие литературу, а главное – освежающие наше костенеющее с годами сознание. Мастеровитых писателей, умеющих плести тонкое словесное кружево, много, однако мало кому удаётся всколыхнуть душу подобно Екимову. И что интересно, автор, порой увлекающийся художественными зарисовками, что говорится, на грани натурализма, в целом всё же щадит нас, пользуясь короткими штрихами без лишних слов. Вот как благодаря мастерской метафоре оживает картина в его первом опубликованном рассказе «Холюшино подворье»: «Несмотря на дневное время, окна в Холюшином доме были затворены, лишь одно, возле крыльца, подслеповато щурилось тёмным оком». Всё – более ни слова, а образ уже стоит перед глазами.

«Холюшино подворье» вообще выделяется из прочих текстов нехарактерным для автора акцентом не на стилистическую составляющую. Действие начинается с интриги, а заканчивается большим философским вопросом о смысле жизни. Возникает аллюзия к рассказу Серафимовича «Пески». И здесь и там вся жизнь – между пальцев, вся жизнь – погоня за призраком. После смерти Холюшки остались одни только документальные подтверждения выполнения им обязательств на поставку государству мяса и яиц. Но, если у Серафимовича главные герои сами профукали свою жизнь, то здесь итог тот же, однако не Холюшка гнался за обманкой, а уже государство распылило его жизнь, забрало лучшие годы, силы и лишило жизнь подлинного смысла, кроме труда, труда, труда… А ради чего?.. Холюшка оказался одной из пылинок, составивших созданную государством пустыню из человеческих судеб.

История Холюшки и героев других рассказов Екимова своего рода фотоснимок истории простого народа, рассмотрение которого позволяет глубже понимать и осмысливать жизнь. И пусть произведения автора не всегда соответствуют требованию современного молодого читателя – такому как динамика и закрученность сюжета, – благодаря подобной философичности и художественной документальности, помноженной на всеобъемлющий свет и пьянящую горечь в екимовском ощущении неповторимости бытия, интерес к его прозе, уверен, не ослабит даже нынешняя мода на всю эту развлекательную детективно-приключенческую лепнину в духе барона Мюнхгаузена.

Да и может ли быть иначе, если произведения Екимова дарят нам великую надежду на лучшее, если щемит в груди от не менее великого чувства любви, проникающего в душу из его художественных миров и если начинаешь светиться от радости, рождённой чистотой и свежестью этого Слова вкуса родниковой воды – Слова, освещающего путь спасения нашим детям?!

 

Олег Куимов,

писатель, эссеист

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Как же прекрасно творчество нашего дорогого земляка! Каждый рассказ Бориса Екимова – это “институт” нравственности, человечности и доброты! Дай Бог ему крепкого здоровья и неиссякаемого вдохновения!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here