Николай Алексеевич Максиков – выпускник Волгоградского политехнического института и Львовского пожарно-технического училища МВД СССР. В 2003 году вышел в запас в звании подполковника МЧС.  В настоящее время является уполномоченным «Волгоградстат» в городе Камышине. Член Международного союза писателей «Новый современник». С  2012 года – руководитель Камышинской общественной организации «Литературное объединение «Родник» и редактор одноименного альманаха. Автор восьми поэтических сборников, нескольких пьес и исторического романа «Не ворошите старую гробницу». Многократный победитель и лауреат всероссийских и региональных творческих конкурсов.

«Его принимаешь сразу. Потому что открыт, доступен, по-настоящему интеллигентен. Рассказывая о себе, не стремится сыграть роль  «на вершок выше». Впрочем, чувство меры и есть составляющая истинной интеллигентности. Выступление во втором филиале ЦГБС  для Николая Алексеевича Максикова – своеобразный дебют. Не потому что он новичок в поэзии. Были стихи в городских газетах, в литературно-художественном альманахе «Родник», были тоненькие сборники – для себя и близких.  Но чтобы вот так, перед зрительным залом, – об этом никогда всерьез не думалось. Будучи вечным отличником (о чем мы узнали от ведущей  В.В. Аверьяновой), Николай Максиков считал, что в этой сфере свои параметры, точки отсчета и планки. Оно и понятно: значительная часть жизни прошла вокруг машин, станков, огня и металла.

В его стихах подкупает мудрая простота и какая-то самоуглубленная тишина, отсутствие претенциозности и сознательное неучастие в постмодернистских играх, имеющих нынче большую популярность. Лучшие его стихи привлекают тонкой выразительностью и неограниченно широким кругом ассоциаций.

В поездах, самолетах, такси ли, метро

Мы спешим, догоняем, теряемся, ищем

И пластами уходим в планеты нутро,

Лишь деревьями вверх простирая ручищи.

Давно связав свою жизнь с городом, Николай Максиков глубоко пророс корнями в ту землю, на которой делал первые шаги, где остались родные, близкие и…учителя. Далеко не каждый, расставшись со школой, на протяжении всей жизни несет в своей душе светлое, пронзительное чувство признательности людям, стоявшим у истоков.

Не сразу мы в себе распознаем

Их доброту, участие, сердечность.

И свой поклон порою отдаем

В безмолвную бесчувственную вечность.      

Николай Алексеевич работает главным инженером завода СМИ. Среди его любимых занятий  – чтение, охота, летняя рыбалка, садоводство. Наверное, надо быть очень организованным человеком, чтобы вместить в свой строгий график такое количество  увлечений. Дочь Алина, семиклассница 8-й школы,  выдала еще один секрет: «Папа занимается живописью».  «Физика» и «лирика» идут в одной связке. Не всем это удается.

Другой поэт и в другое время сказал: «Жизнь проходит, а молодость длится». Это молодость души, без которой не может быть поэта. А то, что Николай Максиков состоялся и на этом поприще, не вызвало сомнения ни у кого из гостей творческого вечера. Ветераны журналистики В.С. Мамонтов и В.А. Федорков, специалисты и любители сошлись в одном: мы присутствовали при открытии нового имени на поэтической карте города».

Этот материал  появился в камышинском «Диалоге» в  2009 году.

Прошло более шести лет. И вот новая встреча все в том же 2 филиале ЦГБС.  С тех пор многое изменилось.  Николай Алексеевич возглавил литературное объединение «Родник».  Его стихи не раз публиковались в литературном журнале «Отчий край», он желанный гость в городских библиотеках,  сельских Домах культуры, в Центре повышения квалификации. К 40-летию завода СМИ Н.А. Максиков подготовил и издал великолепный красочный альбом о его истории. В связи с этим хочется процитировать журналиста Евгения Бондаря: «Из-под пера творчески мыслящего главного инженера не могла выйти банальная летопись жизни предприятия. Книга «Золотой ключ» стала настоящим произведением художественного и полиграфического искусства».

А в этот вечер он читал исключительно стихи о любви. Я добросовестно пыталась  фиксировать что-то в своем блокноте, но это оказалось  столь же бессмысленно, как попытка пришпилить к листу бумаги полет птицы или песенную мелодию. Нужно было время, чтобы все отстоялось, приобрело внутреннюю подсветку и приличествующую случаю форму изложения. Но стихи о любви – настолько деликатная сфера, что порою кажется: их анатомирование – это род кощунства. В них уже все сказано: и о первой влюбленности, по-мальчишески пронзительной и бестолковой, и о попытках постижения «грамматики любви», и о глубинах того, что называется истинным чувством. Остается только цитировать. Вот это, например:

Стремительно, словно сослепу,

Летели на яркий свет,

Но бил ледяною россыпью

Обманных светил ответ.

Кому не ведомо это блуждание в поисках того самого, единственного и неповторимого созвучия, которое лишь только и достойно называться любовью! А прежнее смятение чувств? Да ведь оно неизбежно. Вспоминаются  поэтические строки А. Ананко из давних лет моей юности: «До снежности первой – двенадцать туманов, до нежности первой – двенадцать обманов». Однако  в стихах Н. Максикова нет драматического надрыва и безнадежности. В них всегда присутствует некое внутреннее равновесие. В его любви свои праздники и будни, надежды и неизбежные разочарования, свои «звездные часы». Бытовые детали придают его произведениям теплоту и обаяние, которые усиливаются, когда деталь подсвечена юмором. Но главное в его стихах о любви – это поиски себя в бесконечном, ежедневно возобновляющемся пути к любимой, счастливое сознание того, что пройденный вместе отрезок жизни не испепелил, не выветрил чувства, а сделал их по-настоящему надежными.

Уже подзимки лужи месят

И звездопад прессуют в лед,

А наш с тобой медовый месяц

Счастливым дням не знает счет.

Уже могучий ветер странствий

Заплел нам в кудри ковыли.

Но мы с тобой в седом пространстве

Любовь до капли сберегли.

Вслушиваясь в строки, исполненные задушевности и глубокого лиризма, я невольно пыталась соотнести личность автора с теми разноплановыми героями, образы которых он создавал здесь же, на наших глазах, на сцене самодеятельного театра. В.В. Аверьянова чутьем режиссера уловила еще одну грань дарования Н. Максикова, доверив ему воплотить столь непохожие друг на друга персонажи. Интеллектуал Иван Карамазов и пройдоха Чичиков, гротескно-невежественная госпожа Простакова и устремленный в «мировую революцию» Макар Нагульнов – все они были  убедительны и достоверны. И, несмотря на многообразие театральных и кинематографических аналогов, зрители с неизменным доверием относились к персонажам Н. Максикова, соглашаясь с его трактовкой их характеров.

Вряд ли стоит ломать голову над секретом столь удивительной многогранности. Конечно, не следует сбрасывать со счета природные задатки. Но, как известно, «талант – это девяносто девять процентов  труда».

После вечера захотелось углубиться в творчество поэта-земляка, и я незваным гостем явилась на его страничку в «Стихах.ру». Вот оно, пиршество духа! Несколько сотен стихотворений! Да каких! Чему отдать предпочтение? Решила так: раз уж все они имеют тематическую привязку, почитаю обо всем понемногу. Но по мере продвижения поняла, что хочется читать подряд.

Открываю наугад: гражданская лирика…  У каждого из нас, наверное,  есть генетическая память о войне. «Наша кровь старше нас», – писала когда-то Марина Цветаева. Я вновь убеждаюсь в этом, читая стихи Н. Максикова на военную тему. «От ран боевых скорбно стонут курганы, белесыми гривами чуть шевеля» – это надо не просто увидеть и услышать, это необходимо нести в себе, чтобы  однажды давно сложившийся образ уже в готовом виде выплеснулся на бумагу.

Пронзительно и горько звучит стихотворение о  состарившейся женщине – одной из тех, кого много десятилетий назад  называли «солдатками». Простая, даже в чем-то традиционная судьба… Но  какая высота и благородство!

Вишня цветет белокипенно, пышно.

Семьдесят лет, как утихла война.

– Что же ты, бабушка, замуж не вышла?

Век коротаешь одна и одна.

Видно, и впрямь наша жизнь обнищала.

Горько ответ ее выверил суть:

 – Я же, мой внучек, ему обещала

Ждать хоть до гроба. Осталось чуть-чуть.

«Одна на всех победа» незримыми узами связала воедино отцов и детей, дедов и внуков. И трудно найти на нашей земле место, которое бы не напоминало о годах испытаний.

Луна прожектором свой диск

Вдоль борозды ведет пахучей

Туда, где в бронзе обелиск,

Как часовой, застыл над кручей.

Он охраняет вечный сон

Парней, не веривших в бессмертье.

Но стал для них вот этот склон

Дороже жизни в сорок третьем.

Интерес к людям, поиски жизненных ситуаций, в которых сконцентрирована личность лирического героя,  – вот что особенно подкупает в стихах Н. Максикова. Казалось бы, столько сказано и написано о С. Есенине! Но «упрямый скрип карандаша» и душа, переполненная «мужицкой горькой правдой», несколькими штрихами подчеркивают самобытную природу поэта, напоминая о его корнях.

Стоит ли говорить, что тема собственных корней неизбежно присутствует в поэтической палитре Н. Максикова. Мы находим ее отголоски в стихах о родном крае, о доме, где прошло детство. Глубоким лиризмом проникнуто стихотворение, посвященное бабушке. Воспоминания детских лет органично вплетаются в день сегодняшний:  из «неразгаданных снов» вдруг прорастает образ дорогого человека, который и там, на небесах, продолжает свою неспешную работу во имя тех, кто остался на земле.

Художественно-изобразительные средства языка – это всегда отдельная тема.  Но было бы несправедливо вовсе не коснуться этой стороны произведений Н. Максикова. В его стихах – россыпи эпитетов, метафор, внезапных инверсий и потрясающих аллитераций.  А каковы сравнения? «Спит, словно сторож в будке, насмерть уставший день». Увидели? Почувствовали?

А вот еще одна цитата: «И пляшут волн искристых пелерины, похожие на взмахи конских грив». Нет, не плоскую картинку, а массу зрительных и слуховых ассоциаций вызывают эти строки.

Как  многоцветны и многозвучны его стихи о природе! В них – смена  времен года, нежность рассветного неба, необозримое море золотящихся полей, запахи степного разнотравья и звенящая тишина летнего зноя – все то, что способно вобрать в себя человеческое сердце – вобрать, и одушевить, и помирить с равнодушной белизной бумажного листа.

Когда материал был уже написан, Николай Алексеевич приятно удивил нас обращением к прозе. Его роман «Не ворошите старую грибницу» – добротное художественное исследование истории родного края, обращение к судьбам известных земляков, попытка осмыслить то, что «стало с Родиной и с нами» за минувшее столетие.

А еще через несколько месяцев совершенно неожиданно, без всяких предварительных презентаций,  «ближний круг»  получил из рук Н. Максикова сборник,  включающий в себя цикл рассказов «Звезды над вечностью» и пьесу «Сколько стоит сердце?» Вот что написал в предисловии к книге член Союза Писателей России Виктор Ростокин: «В представленных рассказах читатель найдет все: любовь, ненависть, борьбу  добра и зла,  храбрость, упрямство, непоколебимость. Особое место в сборнике занимают рассказы о подвигах земляков на берегах волжской твердыни в годы Великой Отечественной войны».

Николай Алексеевич вступил в ту пору жизни, когда уже накоплен большой опыт, понимание хитросплетений человеческих отношений, выверены базовые представления о сущности бытия. Но впереди еще так много всего, что придет позже – придет и одарит не только новыми жизненными впечатлениями, но и чувствами, красками, внезапными духовными обретениями.  Хочется пожелать автору, чтобы все это внутреннее богатство непременно нашло воплощение  в новых творческих решениях.

Валентина Сивкова,

эссеист

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here