К 85-летию Леонида Куравлёва

Куравлёв и его роли… Хома Брут, попавший в ловушку легенды: простец, но и не совсем, рассчитывающий, исходя из поверий, как ему выбраться живым, да так и не рассчитавший…

Забавно-кучерявый Шура Балаганов: дитё – ни дать-ни взять. Так легко убедить в любой глупости: мол, гири-то гражданина Корейко золотые…

Деревенская наивность – с интеллектуальной насыщенностью легко могли сочетаться в силовом поле дарования Леонида Куравлёва: актёра подлинно народного, не нуждающегося ни в каких званиях…

Ибо подлинность этих званий – зрительская; она – следствие действительно народной любви, которую не добудешь никакими пиар-ухищрениями, не получишь, сколько ни вливай денег.

Кинодебют Василия Шукшина был украшен работою Куравлёва, к тому времени имевшего уже не малый послужной список: Пашка Колокольников, шофёр по кличке «Пирамидон», гоняющий грузовик по Чуйскому тракту, мечтательный и жизнелюбивый, с душой, щедро распахнутой миру, простоватый, встречающий людей то таких, то этаких…

Куравлёв словно и не играет: столь высоко мастерство. Он – проживает роль: высшая возможность актёрского дарования; да и фильм настолько изъят из плазмы и недр жизни, что не подразумевает иного…

А вот виртуоз-вор: домушник, специалист по квартирным кражам, вовсе не воспринимающимся негативным персонажем – Жорж Милославский, из блещущей лентами и искрами комедийной ленты Гайдая…

Люди определённых поколений помнили фильм наизусть.

Как целый ряд фильмов с Куравлёвым: лёгким и забавным, нежным и трепетным, народно-наивным, и мудро-лукавым, остающимся столь бесконечно народным, что годы не властны над лучшими его работами…

А ролей-перлов создано Л. Куравлёвым не мало.

Александр Балтин,

поэт, эссеист, литературный критик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here