К 80-летию Владимира Крупина

«Зерна» – первая книга Владимира Крупина – были засеяны довольно поздно: когда писателю было 33 года; в былом оставались работа в районной газете и в комсомоле, служба в армии, накопление опыта, обретение собственного голоса: такого, чтобы модуляции интонаций отличались неповторимостью.

1

Он обрёл свою манеру: спокойную и неторопливую, несколько замедленную даже, отличающуюся густотой свежесобранного мёда; с элементами комического, дозировано вкрапляемыми в реальность текста.

Символические знаки вспыхивают в повествованиях, нитями прочности связывая конкретность реализма с эзоповым языком.

Уже «Живая вода» – первая повесть, обратившая на себя внимание – вспыхивала красками подлинности и отличалась домашностью повествования…

Есть в писательской манере Крупина особая открытость, та искренность, которая не обманывает; некоторое народное лукавство, проскальзывающее в недрах прозы, уместно оттеняет то, что надобно оттенить.

Вот «Время горящей спички» – сборник, а скорее короб рассказов: и они крупны и ароматны, как хорошие белые хлебы.

Эмоциональная живость, никакой игры, острый вектор православия, следование которому – альфа бытия писателя.

Крупин пишет о труде, как о норме бытования на земле: труд – есть основа, тот драгоценный фундамент, на котором только и можно строить что-либо приемлемое.

Но – труд писателя таков, что не должны быть видны усилия: дыхание естественно, наличие швов не подразумевается…

Таков и есть – в исполнение Крупина.

А вот книга о святых: «Ввысь, к небесам» – словно история России рассмотрена именно через призмы святости, через жизни людей, стяжавших оный дар…

Зерно прорастает.

Зерно даёт всходы: и объёмы любви, посылаемые святыми в мир, поражают…

Крепкое слово Крупина достаточно широко разносится по Руси: и слово это сильно заряжено светом.

2

Слышать и чувствовать лес – до роста травы, до тайн, что сообщает, серебрясь, ручей; и социум, постоянно меняющийся, хотя и не согласный с законами броуновского движения, ощущать своеобразной лесною гаммой: такие ощущения оставляет разнообразная проза В. Крупина.

Некогда «Живая вода», опубликованная в легендарном «Новом мире», была первой повестью писателя, обратившей на себя внимание, ибо первая его книга, красиво наименованная «Зёрна» (сколько силы и метафизических оттенков заложено в слове!) не вызвала особого интереса.

Но живая вода текла подлинностью своеобычной речи, вспыхивавшей рекой на каждом повороте сюжета: а река иногда на солнце отливает церковной парчой…

Крупин держится свободной манеры повествования, иногда вспыхивающей огнём комического элемента, порою блеснёт фантастическая грань; но вообще православное миросозерцание – основа градуса мировосприятия писателя: недаром он преподаёт в Московской духовной академии.

«Время горящей спички», как назван один из сборников рассказов В. Крупина, точно отражает человеческий удел: ярче спички не вспыхнешь, кем бы ты ни был; но каждый из рассказов – уже ярче; и сумма живого, полыхающего и сверкающего в них –  драгоценна и правдой, и бережностью: тою мерой оной, с какой подходит писатель к каждой отдельной судьбе, ставшей основой того, или иного повествования.

У Крупина «болит Россия», он болеет ею – всегда, и, кажется, сострадание пропущено красной нитью через талант писателя: такой языково щедрый, искренний, сострадающий.

Книга «Ввысь к небесам» о святых, и краткость повествования о каждом, поражает силой духовных панорам, какие разворачивает автор: ярко и яростно, сам точно горя пламенем, какой необходим, чтобы прожечь видимое и прикоснуться к тайнам мирам.

Или – припасть к родникам, дарующим сокровенную силу.

Труд и вера, семья и дом: краеугольные понятия прозы Владимира Крупина; и как бы хотелось, чтобы творчеством своим он хоть на чуть менял иссуетившихся современников, давно предпочитающих совсем другую ценностную шкалу.

Александр Балтин,

поэт, эссеист, литературный критик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here