К 140-летию Андрея Белого

Поздно уж, милая, поздно…

усни: это обман…

Может быть, выпадут лучшие дни.

Мы не увидим их… Поздно, усни…

Это – обман.

Ветер холодный призывно шумит,

холодно нам…

Кто-то огромный, в тумане бежит…

Тихо смеется. Рукою манит.

Кто это там? Сел за рекою.

Седой бородой нам закивал и запахнулся в туман голубой.

Ах, это, верно, был призрак ночной… Вот он пропал.

Сонные волны бегут на реке.

Месяц встает.

Ветер холодный шумит в тростнике.

Кто-то, бездомный, поет вдалеке,

сонный поет. Все это бредни…

Мы в поле одни. Влажный туман

нас, как младенцев, укроет в тени…

Поздно уж, милая, поздно. Усни.

Это – обман…

Андрей Белый

В этом году, 26 октября, исполнилось 140 лет со дня рождения Андрея Белого. От рождения будущий поэт носил имя – Борис Николаевич Бугаев. Псевдоним «Андрей Белый» появился с легкой руки Соловьевых: Михаила Сергеевича, его супруги Ольги Михайловной, их сына Сергея и, собственно, брата Михаила Сергеевича – знаменитого философа Владимира Соловьёва.

Пятнадцатилетний арбатский подросток Борис частенько бывал в доме Соловьевых, участвовал в диспутах по поводу новинок в мире музыки, философии, живописи. В этом доме он впервые прочел свои собственные сочинения и нашел поддержку. В собственном доме такой поддержки он не находил: отец его был известный российский философ и математик Николай Бугаев, декан физико-математического факультета в Московском университете, основатель математической школы; мама, Александра Бугаева (Егорова) привила сыну любовь к музыке. И хотя мальчик рос в необычной атмосфере, где соединялась музыка и математика, однако родители дружны не были, что Борис очень глубоко переживал.

По настоянию отца будущий поэт учился после окончания гимназии в МГУ, на физико-математическом факультете, на отделение естественных наук и в итоге получил диплом с отличием.

Спустя год он снова сел на студенческую скамью этого же учебного заведения, только выбрал историко-филологический факультет. Борис проучился всего год, потом перестал посещать лекции. В 1906-м он обратился с прошением в деканат, и его отчислили из вуза. Именно в этот период пришло решение заняться литературой.

Зима 1901-го стала судьбоносной в биографии Бориса, который окончательно стал Андреем Белым. Произошло это благодаря знакомству со знаменитыми поэтами символистами. Гиппиус, Брюсов, Мережковский приняли начинающего собрата по цеху хорошо, а к 1903-му Белый сам собрал вокруг себя молодых представителей символизма, в основном, студентов вузов. Кружок получил название «Аргонавты», Андрей был лидером и идейным вдохновителя этого сообщества.

В 1903-м году Белый написал письмо поэту Александру Блоку. Потом они активно переписывались, а через год состоялось личное знакомство. Крепкая дружба, отчаянная вражда, мучительное пребывание в любовном треугольнике – вот чем завершилось это знакомство.

В начале 1904-го года поэт начал тесно сотрудничать с научно-литературным изданием «Весы». В 1906 году «Аргонавты» выпустили свой литературно-философский сборник «Свободная совесть».

Андрей Белый вошел в число основателей московского издательства «Мусагет». Белый выполнял переводы, издавал и собственные стихи.

В 1911-м поэт отправился в путешествие по Северной Африке и Ближнему Востоку. Своими впечатлениями от этого вояжа он поделился в «Путевых заметках».

Вернувшись через год на родину, редактировал журнал «Труды и дни». Потом уехал в Берлин. Там состоялась судьбоносная встреча Белого и австрийского философа и мистика Рудольфа Штейнера, основоположника нового религиозно-мистического учения – антропософии.

К тому времени Андрей Белый был уже популярным поэтом, автором сборников своих произведений – стихов, критических очерков, статей, – «Символизм», «Луг зеленый», «Арабески». Но увлечение антропософией сыграло свою роль: Белый постепенно оставил поэзию, посвятив себя написанию прозы – романов «Серебряный голубь» и «Петербург», автобиографической повести «Котик Летаев».

В 1914-1916 годах Белый находился в Швейцарии, он помогал возводить храм «Гетеанум» – центр Антропософского движения. К концу 1916-го он был вынужден вернуться в Россию – получил повестку о призыве на фронт, – а супруга Ася Тургенева, племянница известного писателя, сопровождавшая его в Африке, за ним не последовала. Она так и оставалась в Швейцарии, продолжала дело Штейнера и занималась возведением храма. И когда Белый вернулся к ней, Ася объявила, что им необходимо расстаться навсегда.

Лазурь бледна: глядятся в тень

Громадин каменные лики:

Из темной ночи в белый день

Сверкнут стремительные пики.

За часом час, за днями дни

Соединяют нас навеки:

Блестят очей твоих огни

В полуопущенные веки.

Последний, верный, вечный друг,-

Не осуди мое молчанье;

В нем – грусть: стыдливый в нем испуг,

Любви невыразимой знанье.

Андрей Белый

Тяжело переживавший разрыв, Белый вернулся в России и восторженно встретил революция, в которой увидел конец Мировой войне. Он стал автором «революционного» цикла произведений – эссе «На перевале», поэмы «Христос Воскрес», очерка «Революция и культура», сборников стихов «Звезда» и «Королева и рыцари».

Поэт с математическим складом ума, знаток точных наук, стал преподавателем пролеткульта в Москве, учил «самородков от сохи» законам стихосложения. В 1921 году снова уехал за границу, пытаясь уладить свою личную жизнь, трещавшую по всем швам и по всем направлениям.

Личную жизнь удалось наладить только после окончательного разрыва со всеми своими прошлыми женщинами – женами Блока и Брюсова, Асей Тургеневой и менее известными личностями. Белый снова вернулся в Россию, и обрел тихую гавань в объятиях женщины по имени Клавдия Николаевна Васильева (Алексеева), которую поэт называл Клодей. В 1925-м года пара обосновалась в Качино, Клавдия, всецело разделяя интерес Белого к антропософии, окружила поэта чисто женской любовью и заботой, а он всецело отдался творчеству, написав романы «Московский чудак», «Москва под ударом», «Маски». Занялся созданием мемуаров «Воспоминания о Блоке», трилогии «На рубеже двух столетий», «Начало века», «Между двух революций». Среди последних работ Андрея Белого – теоретико-литературные исследования «Ритм как диалектика и „Медный всадник“» и «Мастерство Гоголя».

Пара зарегистрировала брак только в 1931 году, и 53-летний Андрей Белый скончался на руках законной жены 8 января 1934 года.

Андрей Белый, по сути, никогда не входивший в «первый эшелон» титанов Серебряного века, тем не менее, оказал колоссальное влияние на творчество своих современников. В 1922 году Осип Мандельштам призывал писателей к преодолению Андрея Белого как «вершины русской психологической прозы» и к возвращению от плетения словес к чистому фабульному действию. Борис Шкловский писал: «Андрей Белый – интереснейший писатель нашего времени. Вся современная русская проза носит на себе его следы. Пильняк – тень от дыма, если Белый – дым».

Александр Рувинский,

член Союза писателей России

Подробнее – в рубрике «Хронограф» ВОУНБ имени М. Горького http://www.vounb.volgograd.ru/?option=view_post&id=1207

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here