Памяти Андрея Немзера

«Немзерески» звучали изящно: и будучи своеобразными арабесками современного слова, показывали, как можно строить судьбу, живя литературой.

Андрей Немзер говорил, что читать для него – главное занятие; мир альтернативный открывается богаче обыденного, чья онтология, будучи впечатанной в обыденность, воспринимается слишком уж ясной.

Литература требует исследования: альтернативный мир увеличивается, множится в зеркалах, чьё происхождение неизвестно, чья полировка отражает блестяще тот, или иной феномен.

Немзер исследовал писателей старшего поколения: Л. Зорина и Г. Владимова, например; он, чутко чувствуя индивидуальный язык, свой отработал столь гибко, что мерцали параллели соответствий…

Немзер был любовно-бережен с литературным материалом, который подвергал изучению: будь мир С. Липкина, или В. Маканина.

Первая крупная работа А. Немзера — «„Сии чудесные виденья…“ – была посвящена балладам Жуковского, их складу и ладу, их месту во времени и вечности. Классика открывалась метафизическими сундуками, наполненными драгоценностями; Державин, Карамзин, Баратынский…

Немзер, сочинявший не столько критику, сколько литературу о литературе, раскрывал незамеченное другими, и был всеяден: писал и о классиках, и о современниках; он был доброжелателен, понимая – сколь невозможное дело литература в наши дни.

Однако, становилась возможным: и пример Немзера, положившего жизнь на литературный алтарь, доказывает, сколь серьёзен и вечен оный…

Александр Балтин,

поэт, эссеист, литературный критик

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here