Опыт прочтения самой известной повести Хемингуэя

Фолкнер, прочитав повесть Хемингуэя «Старик и море», сказал: «Его лучшая вещь. Может, время покажет, что это самое лучшее из всего написанного нами – его и моими современниками. На этот раз он нашел Бога, Создателя». К такому же выводу пришли и старшеклассники школы № 48 во время очередного заседания дискуссионного клуба «ЧеловекЪ».

Мой собственный писательский опыт прочтения самой известной повести Хемингуэя подсказывает, что понять её можно только обратившись к 103 псалму Давида «О мирском бытии». Вот к этому небольшому отрывку:

«Благослови, душа моя, Господа! Господи, Боже мой! Ты дивно велик, Ты облечен славою и величием; Ты одеваешься светом, как ризою, делаешь облака Твоею колесницею, шествуешь на крыльях ветра.

Ты простираешь тьму и бывает ночь: во время нее бродят все лесные звери; львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе. Восходит солнце, и они собираются и ложатся в свои логовища; выходит человек на дело свое и на работу свою до вечера.

Как многочисленны дела Твои, Господи!

Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих. Это – море великое и пространное: там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими; там плавают корабли, там этот Левиафан, которого Ты сотворил играть в нем. Все они от Тебя ожидают, чтобы Ты дал им пищу их в свое время. Даешь им – принимают, отверзаешь руку Твою – насыщаются благом; скроешь лицо Твое – мятутся, отнимешь дух их – умирают и в персть свою возвращаются; пошлешь дух Твой – созидаются, и Ты обновляешь лицо земли.

Да будет Господу слава во веки!»

Что это как не сюжет повести «Старик и море»?

Эрнест Хемингуэй подступал к этому произведению ещё в 1936 году, когда написал для журнала «Эсквайр» небольшой очерк «На голубой воде»: гольфстримское письмо». В нём и близко нет того, что есть теперь в каноническом тексте. И старшеклассники школы № 48 убедились в этом. А ещё мы вместе попробовали вычитать христианские символы, которые содержит «Старик и море». И вычитали, что…

Мальчика зовут Манолин. Это ласковое испанское сокращение евангельского имени Христа – Эммануил (что значит «с нами Бог»).

А старика зовут Сантьяго – в честь святого рыбака апостола Иакова. Он идёт в море, надеясь найти Левиафана, и в то же время выходит на делание.

Три дня и три ночи, на которые нас свёл со стариком Хемингуэй, могут помочь пережить воскресение.

Ночами же старику снятся львы. Лев – от колена Иудина, корень Давидова, как говорит о Христе один из старцев Апокалипсиса. Лев – это символ победы. «Блаженны кроткие, – сказал Господь, – ибо наследуют землю… Побеждающий наследует всё… И я буду ему Богом, он будет мне сыном; боязливых же участь в озере, горящем огнём». То есть смиренные и трусливо-покорные – это антонимы. Кроткий в Библии – это воин, бесстрашный поборник правды.

Мачта, которую несёт старик в конце повести в гору, напоминает крест, который нёс Иисус Христос.

И, наконец, рыба, пойманная стариком. Это – ихтис (др.- греч. Ίχθύς – рыба) – древний христианский акроним (монограмма) имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов: Иисус Христос Божий Сын Спаситель.

Кроме того, в повести «Старик и море» содержится и прямой отсыл к христианству. Например, такой…

– Ай! – произнёс старик слово, не имеющее смысла, скорее звук, который невольно издаёт человек, чувствуя, как гвоздь, пронзив его ладонь, входит в дерево.

И такой…

– Богородица дева, радуйся, благодатная Мария, господь с тобою. Благословенна ты в жёнах, и благословен плод чрева твоего, яко спаса родила еси души наши. Аминь…

Кто-то скажет, что религиозные мотивы, в целом, не свойственны творчеству папы Хема. И окажется не прав, поскольку даже в первом своём романе «Фиеста» (в США он назывался «И восходит солнце», то есть уже в самом названии прямой отсыл к  библейскому Екклезиасту) писатель обыгрывает и мотив искупительной жертвы, и мотив поднесения святых даров.

А, может, в последней повести Хемингуэя появляется новый герой?

Нет и нет. Старик – это тот же супергерой, так присущий Хемингуэю, но только постаревший.

Но попробую подытожить.

Хемингуэй создал универсальный миф, и подарил его Карибскому региону. После появления повести «Старик и море» начинается бум латиноамериканской литературы – зарождается магический реализм. К примеру, «Полковнику никто не пишет» создаётся Габриэлем Гарсиа Маркесом именно под влиянием повести Хемингуэя. Это происходит в Париже. И, кстати, в те дни, когда пишется «Полковник», Гарсиа Маркес встречает папу Хема, но не решается к нему подойти и поговорить.

Зато сам папа Хем решился поговорить… со всем миром…

В 1952 году повесть «Старик и море» публикуется в популярном американском журнале «Лайф».  И сразу становится бестселлером – за первые 48 часов продано 5 миллионов экземпляров. Затем последуют престижная Пулитцеровская премия и Нобелевская премия по литературе. Получать последнюю Хемингуэй не поедет, а нобелевскую медаль пожертвует в храм Святой  Девы Марии (Santa Maria del Cobre), покровительницы Кубы.

Потом две авиакатастрофы в Африке. Преждевременные некрологи. О некоторых из них Хемингуэй говорил, что и сам бы не смог так трогательно написать. Наконец, настоящий некролог. И рыбаки Кубы, любившие папу Хема, снимут со своих лодок медные винты, чтобы сделать бюст писателя.

В русской же литературе традицию «Старика и море» проникновенно продолжил Виктор Астафьев своей «Царь-рыбой».

И ещё одно. В повести старик Сантьяго и мысленно, и вслух часто обращается к Ди Маджио – одному из самых выдающихся игроков за всю историю бейсбола, отец которого также был рыбаком. И он, Ди Маджио, знай историю старика, поймавшего большую рыбу и потерявшего её в битве с акулами, мог бы, конечно, гордиться им. Как гордился Хемингуэй, сказавший: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить».

 

Александр Лепещенко,
член Союза писателей России,
руководитель дискуссионного клуба «ЧеловекЪ»

P.S. Волгоградская областная организация Союз писателей России и ГБУК «Издатель» благодарят учителя русского языка и литературы Наталью Васильевну Сафронову за радушный приём и помощь в организации встречи.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Помню, как год назад на каникулах заставляла читать внука «Старик и море» Хемингуэя (задание на лето). Внук не Любитель книг, увы, поочередно с ним читали вслух, «ловили большую рыбу». Надо переправить ему эту статью, здесь Александр Лепещенко обо всем говорит очень интересно и доходчиво.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here